12+

Семьдесят лет назад из Норильска навсегда уехал Иннокентий Смоктуновский

05 августа 2021, 17:40

Признание к артисту пришло в Ленинграде у Георгия Товстоногова.

#НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Продолжаем публикацию архивных снимков разных лет из истории Норильска.

На афише Второго Заполярного театра драмы и музыкальной комедии в Норильске фамилия гения русской сцены появилась в 1946 году. Причем в измененном виде и с опечаткой.

По версии самого Иннокентия Михайловича, директор театра предложил ему поменять настоящую фамилию Смоктунович на Смоктуновский, а в типографии ее набрали как «СмоТКуновский». В эпоху перестройки в одном интервью центральной газете он уточнил, что по крови он не поляк, а белорус: «И фамилия у меня на самом деле Смоктунович».

Тогда же он в первый раз публично признался, что отправился из Красноярска в Норильск только потому, что «дальше него меня, бывшего военнопленного, никуда не могли сослать – разве что на Северный полюс».

Иннокентий Смоктуновский, 1949 год. В Норильске все его звали Кешей

Еще в августе 1941-го в СССР вышел указ, объявлявший всех военнопленных предателями и изменниками родины. Многие из них попадали в том числе и в норильский лагерь.

По словам Иннокентия Михайловича, в добровольной ссылке он подорвал здоровье, потерял все зубы, зато прошел прекрасную профессиональную школу: «Такое созвездие талантов можно было встретить только в старом Малом театре и во МХАТе», – утверждал артист за год до своей смерти.

В это «созвездие» входили будущий народный артист Георгий Жженов, который был на десять лет старше Смоктуновского и отбывал ссылку в Норильске. Бывший фронтовик и будущий почетный гражданин Норильска Всеволод Лукьянов. Артисты из игарской труппы Елена Юровская и Михаил Шелагин.

«Благодаря им я и стал артистом», – признавался Иннокентий Михайлович, награжденный всеми возможными в театре и кино званиями.

Со ссыльным артистом Константином Никаноровым в  спектакле  «Дети Ванюшина», 1947 год

Уже в  конце первого норильского сезона молодой артист был отмечен благодарностью с занесением в личное дело и выдачей почетной грамоты «за большую работу по художественному обслуживанию предприятий комбината». 

За год дебютант сыграл шесть ролей в премьерных спектаклях: «Чужой ребенок» Шкваркина (Костя), «Машенька» Афиногенова (Виктор), «Старые друзья» Малюгина (Семен), «В окнах горит свет» Аграновича (инженер Вилков), «Доходное место» Островского (Мыкин) и «Последние» Горького (Петр).

Репертуар не хуже, чем в центральных театрах в то же самое время. За роль Семена в «Старых друзьях» артиста даже отметила местная пресса. Правда, в газете «За металл» его снова назвали Смоткуновским.

В спектакле 1947 года «Старые друзья» (в очках)

 В начале третьего сезона артист Смоктуновский ушел из театра. Наверняка это было связано с сокращением штатов: в 1948-м все театры страны сняли с дотации. Ему удалось устроиться на работу в мерзлотную станцию и продержаться там целых две недели. Благодаря этому факту в архиве Норильского комбината появилось его личное дело.

В театр артиста вернул все тот же директор Дучман, в свое время предложивший новенькому смену фамилию, чтобы того не считали евреем.

Десятилетие в 1951 году норильский театр отметил без Смоктуновского, но еще с Георгием Жженовым

Окончательно простился с театром и Норильском 26-летний Иннокентий Смоктуновский весной 1951 года. И в отличие от Георгия Жженова никогда больше сюда не возвращался.

Дальнейшая судьба великого артиста изложена во множестве воспоминаний и книг, в том числе и посмертной «Быть», написанной самим Смоктуновским.

Восхождение на театральный Олимп для него началось с роли князя Мышкина в постановке Георгия Товстоногова в БДТ. Потом был Гамлет в фильме Козинцева (и Ленинская премия) и много других фильмов. Любимыми кроме «Гамлета» он называл «Девять дней одного года», «Берегись автомобиля», «Преступление и наказание», «Степь».

Здание театра на Горной, где работал Смоктуновский с 1946-го по 1951 год

После БДТ сценическая биография народного артиста СССР, Героя Социалистического Труда продолжалась сначала в Малом театре.

Последние 18 лет жизни он блистательно прослужил во МХАТе. По свидетельству театрального критика Анастасии Ефремовой, дочери Олега Ефремова, там он был обожаем, уважаем, обласкан:

«Ему уже ничего не надо было доказывать. Хотя до конца своих дней он оставался для окружающих таким …инопланетянином».

Ежегодно 3 августа, со дня смерти  артиста в 1994 году, театральная общественность отмечает дату, которая так и называется – День памяти Иннокентия Смоктуновского. Человека, для которого театр на улице Горной в Норильске стал точкой отсчета в его великой биографии.

В прошлых выпусках фотопроекта «Автографы истории» мы рассказывали, что Норильская драма в этом сезоне может отметить сразу два юбилея.

Подписывайтесь на нас в Telegram, Instagram и Facebook.

Валентина Вачаева

Фото: архив Заполярного филиала «Норникеля»

05 августа, 2021

Все права защищены © Сетевое издание «Таймырский телеграф», 2020
При полном или частичном цитировании ссылка на «Таймырский телеграф» обязательна. Редакция не несет ответственности за информацию, содержащуюся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочную информацию.
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77-59649 от 23.10.2014 г. Главный редактор: Литвиненко О. А.

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Принять
Политика конфиденциальности