12+

Норильская художница была пекарем, а теперь расписывает фасады

13 сентября 2021, 11:25

Работы Дарьи Утробиной украшают многие городские объекты.

#НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Проект «Люди северного сияния» продолжает рассказ об известных норильчанах. Сегодня наша гостья – художница Дарья Утробина, чьи работы украшают фасады на лыжной базе «Оль-Гуль», спортивный центр «Олимп» и другие городские объекты.

Любовь к изобразительному творчеству Дарье знакома с детства. Полноценного художественного образования она не получила, но с увлечением рисовала дома.

«Мама потом выбрасывала килограммы разрисованной бумаги», – смеется Даша.

Она рано начала работать: в 14 устроилась перебирать овощи в близлежащий к дому магазин, а после школы уехала на материк учиться.

«У нас там был дом с 19-ю сотками земли, и мы решили перебраться всей семьей. Учиться поступила в Абакан. Как многие девочки мечтала быть модельером-дизайнером. Но после первой практики поняла, что ненавижу шить. Тогда решила кардинально сменить направление и начала учиться на технолога хлебопекарной, макаронной и кондитерской промышленности, – рассказывает Дарья. – Я никогда не планировала быть пекарем, но учиться где-то было нужно. А тут просто «рука судьбы» – моя будущая группа имела код 26.02.02, а у меня 26 февраля день рождения. Ну и плюс хлеб, булочки, все вкусно – иду!»

Девушка не скрывает, что является сторонницей разностороннего образования – так в жизни легче устроиться. В школе, например, посещала курсы секретаря-референта. Но профессия пекаря оказалась настоящей находкой: специальность нравилась, поэтому и учиться получалось на отлично. Через пару лет в кармане был красный диплом и много новых знаний, которые она планировала применять на практике.

«Всем, кто не знает, куда направить стопы, советую учиться на пищевика. Никогда голодным не будешь. Да и потом – это такое разнообразное направление. Там только четыре вида химии было! После выпуска можно работать в лаборатории, заниматься рецептурами, хочешь – иди в пекарни, в кондитерские цеха. Разбираешься в технике – работай с печами. Классная профессия», – считает наша героиня.

Первым же местом работы после выпуска стала пекарня, где было и интересно, и сложно. Работа чаще на ногах, большой оборот предполагал крупные объемы муки, дрожжей, воды, которые требовалось поднимать и переносить.

«Мы видим в пекарнях ароматный хлеб, красивые пирожные, а оборотная сторона очень трудоемкая – огромные кули с мукой, ранние подъемы, день на ногах. Мне действительно нравилось, я быстро научилась, буквально за неделю практики уже понимала, как и что делать. Но со временем спина начала давать о себе знать, и я ушла. Решила вернуться в Норильск: зарплата на материке – беда. Работы валом, а денег мало. Решила – все, хватит», – вспоминает она.

В Норильске начинала трудиться официанткой, затем – кондитером. Спокойная работа, и объемы скромнее, чем в пекарском деле. Но на протяжении всего это времени ее тянуло в художественное творчество, хотелось найти себя. Так что Дарья ушла из кондитерской и занялась мехенди – временными рисунками-узорами хной.

«Рисовала года три. Много было работ, но в итоге просто устала от схожих заказов: «Нарисуйте птичку, браслет». Хотелось воплощать другие рисунки. Цветовая гамма и так ограничивает фантазию – черный и темно-коричневый, а тут еще и выбор рисунка невелик. Встаешь перед вопросом: «Что дальше?». Расти некуда», – не скрывает мотива Дарья.

Как-то раз, еще в период работы с мехенди, ее попросили закрасить в одном из косметических салонов города пятна на стене. Она решила выполнить узор. Потом поступило еще одно такое же предложение. А затем понеслось: она прошла школу стрит-арта в Молодежном центре, где ее научили расписывать стены баллонами. Три года назад приняла участие в фестивале «Добавь городу красок» – норильчане расписывали ряд городских объектов.

«Все нарастало постепенно – сначала рисуешь бесплатно, потом за символическую плату, постепенно растет твое мастерство – и гонорар за работу», – рассказывает Дарья.

А потом случилась история с лесопилкой, после чего о Дарье заговорили в городе.

«Я купила квартиру, а во дворе стояла старая ужасно выглядящая лесопилка. С предложением за свои деньги расписать ее обратилась в управляющую компанию. Они согласились – благо это нежилое помещение и принадлежит УК, так что не пришлось организовывать собрание собственников жилья», – вспоминает художница.

Так и появился во дворе по улице Орджоникидзе, 10а, новый арт-объект с видами северной природы. На работу ушло три дня и 35 баллончиков краски.

Сегодня в городе можно встретить еще немало объектов, преобразившихся благодаря Даше. Например, она украшала в технике граффити хоккейную коробку во дворе дома на Комсомольской, 7. В том же дворе Дарья Утробина расписала и электроподстанцию.

Обычно художница использует свои краски. Специально их покупает заказчик только при большом объекте, как, например, сейчас на «Оль-Гуле», где расписывают вспомогательное здание и балок для хранения инвентаря. В остальных случаях Даша берет свои запасы – ежегодно она заказывает баллонов на 100 000 рублей.

«В городе такую краску купить нельзя. Нельзя ее и доставлять самолетом, потому привожу раз в год рекой. Если на конкретный заказ у меня нет цвета, немного корректируем эскиз. Выгодно ли в таком случае работать художником? Зависит от самого автора. Это нужно любить делать, плюс учиться творить в разных жанрах и стилях, развиваться. Тогда да. А если ты приверженец одного стиля или очень концептуальный художник, который не готов следовать чужому мнению в эскизах, то будешь продаваться, только пока ты в тренде», – делится Дарья.

Сегодня занятость художницы расписана до декабря. Когда из-за погоды становится невозможно работать на фасадах, останутся росписи внутренних помещений.

Например, немало заказов поступает от детсадов города, желающих видеть игровые залы яркими и индивидуальными. Кто-то приглашает расписывать стены гаражей, цоколи помещений с улицы, стены в квартирах.

Что нередко представляет трудность, так это согласование эскизов.

«Норильск – город особенный, люди здесь консервативны. Официальные учреждения выбирают довольно простые и, я бы сказала, «прямые» эскизы. Самые популярные сюжеты – совы, олени, медведи. Да и в целом норильчане пока не особенно идут навстречу новым формам живописи, цветам, идеям. Я сама, например, вдохновляюсь космосом, современным искусством, Малевичем, стрит-артом на социальные темы. Общаюсь с приезжающими художниками – в том числе с теми, кто объездил полмира, и они делятся, как классно соседствовать могут «мексиканский» дом, расписанный попугаями и цветами, и геометрический узор. Круто смешение стилей и цветов. А красота – она везде, только голову подними. Листья, небо, дома – везде есть красота. Так что я голосую за то, чтобы не упираться в Север, раз мы – северный город, а видеть идеи во всем. Кстати, незаслуженно обижены натюрморты – они могут быть самыми разными. Бытовые картины – тоже, – увлеченно делится Дарья. – Людям еще предстоит понять, что искусство не только в классической картине. Новаторов тоже надо ценить – подчас они делают потрясающие вещи. У них другое восприятие мира. Искусство – это не роскошь, и город, к счастью, постепенно к этому приходит, если судить по числу интересных событий, приезду крутых художников на самые разные фестивали».

Саму работу уличного художника легкой не назовешь – многое приходится расписывать стоя, нередко требуется строить леса.

Делать это Дарье помогает муж – он не художник, но жену в ее творчестве поддерживает. Правда, высота ему не чужда – он высоковольтник.

Дарья признается, что не стремится остаться в веках, когда фамилия становится брендом. Амбиции художница  вообще считает нездоровыми. Хотя некоторое честолюбие есть: «Люди буквально живут в моих рисунках, мне этого достаточно».

В планах – рисовать дальше. Есть задумка написать серию работ на холсте, и, может, однажды мы увидим персональную выставку работ Дарьи Утробиной.

«Для меня главное – рисовать. Процесс ради процесса, вторично – для результата. Это и есть мой путь», – подводит итог художница.

В прошлых выпусках рубрики мы рассказывали, за что Валерию Болгову считают королевой тундры, какие костюмы шьет «долганская Коко Шанель» и как Владимир Ларин обозначил плато Путорана на карте мирового культурного наследия.

Все выпуски проекта «Люди северного сияния» читайте по ссылке.

Подписывайтесь на нас в Telegram, Instagram и Facebook.

Мария Соколова

Фото: личный архив Дарьи Утробиной

13 сентября, 2021

Все права защищены © Сетевое издание «Таймырский телеграф», 2020
При полном или частичном цитировании ссылка на «Таймырский телеграф» обязательна. Редакция не несет ответственности за информацию, содержащуюся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочную информацию.
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77-59649 от 23.10.2014 г. Главный редактор: Литвиненко О. А.

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Принять
Политика конфиденциальности